Глава 10. Собор

Глава 10. Собор

Собор

Следующие яркие воспоминания детства связаны с молением.

Бабушка не только управляла своей семьёй, на большие божественные праздники в её доме организовывалось общее моление – собор ― на который съезжались многие верующие из соседних деревень и также приходили люди с Георгиевских поместий.

В те времена заимка Георгиевская состояла из восьми дворов. Это довольно большое поселение по таёжным меркам. Для сравнения на данный момент осталось на Георгиевске два жилых дома.

Страж времени

В бабушкином доме поселился мой отец и по соседству с ним живет Кирилл, который планирует по весне перебраться в монастырь.

Если не занесёт в наши глубины людей, спасающихся от власти, то останутся на Георгиевске одни могилки и при них батя наш, как страж времени.

Платок по-староверовски

На соборе появлялось много народу, все переодевались в молельные сарафаны и по-особому староверовскому обычаю повязывали огромные платки.

Делалось это так: платок расправлялся на всю длину, у него слегка подгибался один край и накидывался на голову. Возле ушей на краешках платка делалось две складки, а под подбородком платок закреплялся булавкой.

После этого оставалось лишь заправить под него волосы со лба, чтобы не торчали, и надвинуть платок сильнее на глаза.

Одинаковые, как матрешки

В длинных сарафанах до пола и разноцветных цветастых или однотонных платках женщины становились похожими друг на друга как матрёшки из набора и нам, детям приходилось заглядывать каждой в лицо, чтобы среди однообразных фигур обнаружить свою маму.

Любили мы эти моления безумно, по крайней мере, до тех пор, пока нас не заставляли принимать в них участие.

Лестовка и подрушник

Нет, нам, конечно, с детства вручались лестовки и подрушники (лестовка предназначалась для счёта поклонов, а подрушник – тоненькая квадратная подушечка – был нужен при земных поклонах, на него клали руки).

В начале моления мы чинно стояли возле родных, но хватало нас максимум на пять минут.

Развлекаемся

Потом мы с Ленкой тихонько отступали и начинали дёргать за подолы тётенек. Это было нашим развлечением.

Чужие тётки не смели сделать нам замечаний, а мы этим пользовались.

Из-за схожести фигур присутствующих в горнице мы иногда ошибались и нечаянно дёргали своих тётушек или маму.

Мама сердится

От тёток порицания не было, а вот мама могла за руку вывести в прихожую и отругать вполголоса. Поэтому следовало ошибаться как можно реже, что мы и старались делать.

Самым смешным было наступить сзади на подол кому-то при земном поклоне. Человек, начиная вставать, обычно запутывался в сарафане и валился набок.

Ты бывал(а) на молении?

  • Да (100%, 1 Голосов)
  • Да. Я хожу в церковь (0%, 0 Голосов)
  • Нет (0%, 0 Голосов)
  • Нет. Но очень хочу (0%, 0 Голосов)

Всего проголосовавших: 1

Загрузка ... Загрузка ...

Намолились… можно спать…

 Со взрослыми проделать этот трюк мы боялись, а вот друг с другом запросто. Потом, давясь хохотом, убегали на другую половину дома, чтобы посмеяться там от души.

Устав от прослушивания молитв, зачитываемых речитативом, и монотонного пения, мы укладывались прямо в сарафанах на кровать, стоящую в горнице, и сладко засыпали, вдыхая запах ладана, исходящий из кадильницы.

Сказочный ореол свечи

Причём специально укладывались так, чтобы видеть иконостас и прикреплённые возле каждой иконы свечи.

Когда сон начинал слеплять наши глазки, возле каждого огонька свечи появлялся радужный ореол плавно перенося маленьких молельщиц в сказку на качающейся по волнам песнопений кровати. Сказочное ощущение.

Одежда

Единственно, что мне всегда мешало, это одежда. До сих пор не люблю пижамы.

Но раздеваться при всём соборе и укладываться под одеяло, было бы верхом неприличия. А идти в другую комнату мы попросту не хотели.

Ночью мы ещё несколько раз просыпались, когда читающие молитвы

менялись местами, и начинал звучать чужой голос.

Милые, родные голоса…

 Помню, что особенно сладко спалось в те моменты, когда молитвы читала бабушка или тётки. От звучания родных голосов, плавно произносящих непонятные нам слова на старославянском языке, становилось тепло и уютно.

Обычно наш с детьми собор заканчивался утром, когда носики, унюхав вкусные запахи, доносящиеся из кухни (бабушка называла кухню – куть) подавали нам сигнал к пробуждению.

 Мы брели на другую половину дома, умывались, молились кое-как и приступали к завтраку. Потом игры и разные забавы, как у всех детей в мире.

Предыдущая запись
Глава 9. Пчелы
Следующая запись
Глава 11. Хозяюшки
Добавить комментарий
Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *