Глава 6. Анфиса

Глава 6. Анфиса

Указания бабушки

На фоне мягкости и незлобивости тётушек бабушка была характера весьма крутого. Она могла позволить себе повысить голос на дочерей, если ей казалось, что они недостаточно шустро поворачиваются, выполняя её указания.

Мне, маленькой, казалось ужасно смешным то, как тётки слушаются бабу, чуть ли не бегом стараясь выполнить её просьбу или приказ.

Тяжелые времена

Хотя, если взять во внимание, сколько пришлось перенести бабе на своём веку, прежде чем она вырастила своих шестерых детей, не потеряв в такие тяжёлые времена ни одного чадушки, то строгость в её характере уже не будет казаться чем-то неординарным.

Детство Анфисы, так звали твою прапрабабушку, попало на времена военного переворота. Это было ужасное время революции, свержения царя и становления новой власти.

Время революций

Как ты понимаешь, такие события мирной демонстрацией не заканчиваются и много крови пролилось до той поры, пока всё чуточку утихло.

Всю свою жизнь бабушка боялась тех, кто имел хоть какую-то принадлежность к власти. Ей казалось, что ничего хорошего от такого человека исходить не может и её семье всегда грозит опасность.

Вилами в сене…

Я тебе не рассказывала о том, что в семье маленькой Анфисы был такой эпизод, когда её вместе с матерью красные искали вилами в сене. Да, именно так.

Протыкали вилами сено, думая, что женщина с девочкой спрятались под пластами. К счастью, Анфиса с Марией в ту пору уже сбежали, иначе я бы тебе ничего этого не писала.

Без дома…

Анфису послали в соседнюю деревню к родственникам, чтобы те укрыли девочку и не умеющей плавать крохе, в девять лет пришлось переходить по дну речку, вода которой скрывала местами её с головой.

Вот такое детство и потом не менее кровавая юность. Двухэтажный дом Анфисиного отца Софрония, Советы отобрали, вернее, экспроприировали в пользу новой власти, как тогда это называлось, а семью выгнали.

Переезд

Прадед пытался вернуться в деревню, чтобы продать дом, но был пойман и посажен под арест. Не знаю, какими путями, но он унёс ноги оттуда и, собрав свою семью, увёз их вглубь страны подальше в Сибирь, в Томскую область.

На своей родине в Тюменской области семья бабушкиного отца занимались землепашеством. Выращивали зерно и продавали его. Кроме доходов от продаж зерновых достаток в семье пополнялся за счет кожевенного завода. Это было приданное бабушкиной мамы.

Скитания семьи

Мать Анфисы, моя прабабушка Марья Николаевна была из купеческой семьи. Её отец Николай Дробинин держал лавку. Всё порушила революция. Весь клан остался ни с чем.

 На этом скитания семьи, естественно, не закончились, потому, как советская власть проникла уже повсюду и даже Сибирь не избежала её присутствия.

Колхозы, совхозы…

В стране создавались колхозы и совхозы – коллективные хозяйства. Всех без разбору совали в эти питомники бедноты. Если ты не хотел идти в колхоз и планировал жить собственным хозяйством – тебя объявляли врагом народа и могли даже посадить, вернее, почти в 100% случаев сажали в тюрьму и отправляли ещё дальше, например, в Хабаровский край.

 Говорят, дальше Сибири не сошлют. Неправда, после Сибири есть ещё Дальний Восток, который массово осваивали ссыльные поселенцы.

Анфиса выросла

Так вот. Анфиса подросла и в Томской области в деревне Двоечага вышла замуж за деда моего, Алексея. Алексей был родом из-под Новосибирска. Семья деда зарабатывали охотой и добытую дичь с пушниной свозили в город на продажу.

Как дед попал в Томскую область мне неизвестно, а спросить у тёток, пока все были живы и здоровы – ума не хватило. Интересоваться историей предков, как правило, мы начинаем лет в сорок, не раньше. А к моим сорока годам из родственников старшего поколения уже мало кто остался.

Рождение Апполинарии

Прадед мой, Софрон в Томской области вступать в совхоз не пожелал, за что и был сослан на Дальний Восток. Вместе с молодым мужем Анфисы, которого обвинили в агитации против колхозов.

Анфиса в то время родила девочку и назвала её Апполинария. Притеснение семьи «врагов народа» продолжалось.

Валить лес в тайге…

Власть имущие, отправляли женщин на работу в тайгу валить лес.

Валка леса при помощи ручной пилы – женская ли эта работа? Не выдержав притеснений, женщины переселились в более глухую деревню по имени Тёнга.

Ты живешь в трудное время?

  • Это, как посмотреть! (100%, 1 Голосов)
  • Нет. Все хорошо (0%, 0 Голосов)
  • Трудности бывают всегда (0%, 0 Голосов)

Всего проголосовавших: 1

Загрузка ... Загрузка ...

Рождение Марьи

Сюда и вернулся из ссылки дед Алексей, которого выпустили досрочно за отличную работу и примерное поведение. У молодой пары родилась вторая девочка, которую назвали Марьей.

Побывавший в ссылке прадед, пошёл-таки в колхоз, чтобы снова не угодить в тюрьму. На ворчание прабабки Марьи Николаевны отвечал:

— А ты спроси у зятя, каково ему в тюрьме-то жилось?

Примирение с властью не удалось…

Попытка Софрона примириться с новой властью окончилась крахом. Сыновей его Федосея и Карпа, которые, на тот момент, уже состояли в колхозе, арестовали и обвинили во вредительстве.

Старшему, Федосею навесили ярлык врага народа и расстреляли, Карпа сослали на Колыму, где он, отсидев 20 лет, скончался.  У обоих братьев на тот момент уже были семьи и маленькие дети.

И снова переезд…

На семейном совете было принято решение искать более глухое место для жизни, и дед Софрон, собрав команду единомышленников из родственников и Тюменских знакомых, поехали дальше на Север в поисках места, где можно будет попробовать жить по-человечески и спасти остаток семьи.

Оставшееся от торгового дела в Коротково золото, прадед поделил, оставив средства на дорогу, а основную часть зашил в шапку, чтобы взять с собой в северный край для покупки дома.

Золотая шапка

Причём выбрал такой головной убор, на который без слёз не взглянешь – до того плох. Сделано это было с таким расчётом, чтобы никто не позарился и не украл вместе с малахаем, столь необходимые средства.

 С этой шапкой связана курьёзная история. Плывя на лодке по длинному пути на Север, мужики развлекались, как могли, и в этот раз шапка прадеда послужила поводом для шуточек.

Тарх Климентьевич Фадеев посмеиваясь, что такой убор носить стыдно сдёрнул шапку прадеда и красивым взмахом отправил её за борт. Каким-то чудом шапка не утонула и была спасена, но будучи наслышана о крутом нраве прадеда, думаю, спина Тарха от весла пострадала.

Предыдущая запись
Глава 2. Братик Федя
Следующая запись
Глава 7. Предки
Добавить комментарий
Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *